October 29th, 2019

uspic1

.

В джинсы облачились даже самые отсталые слои населения (с) Я наконец-то ознакомилась с творчеством Рихарда Вагнера, великого и ужасного, побывав на прогоне концертного исполнения "Золота Рейна" в КЗЧ. Официально аттракцион назывался "открытая репетиция", я всё гадала, что это может быть. По моим представлениям о Юровском, на свою кухню ораву зевак он ни за что не пустит, так что я надеялась услышать концерт-лайт. Ну, думаю, титров не будет или ещё что. Действительность превзошла все ожидания. После того, как ведущая напомнила, что мы находимся на репетиции и потому певцы могут петь вполголоса, а дирижер останавливать оркестр, нашей жалкой компании деклассированных элементов с пятисотрублевыми билетами изобразили всю оперу, какой её на следющий день увидит публика. Оркестр и певцы были в концертных костюмах, играли и пели, выкладываясь на всю катушку, титры, свет, всё без сбоев, поправок, каких-либо следов незавершенной работы. Я до сих пор пребываю в обалдении, как человек, купивший копеечную рыбку по случаю и обнаруживший у неё в брюхе золотое кольцо.
Как ни странно это говорить о концертном исполнении, "Золото Рейна" очень красиво поставлено, жаль, что светорежиссёра не принято выводить на поклоны. Рассвет на Рейне, гроза и радуга, подземелье Альбериха, превращения его в дракона и жабу - всё вроде бы технически просто, но эффектно оформлено с помощью разного вида подсветки, причём задействован весь зал, включая пол и потолок. Что же касается музыкальной составляющей, то она была такой, каковы обычно и бывают в наших палестинах оперные проекты Юровского: отличный оркестр при крайне странных вокалистах. Дамы мне не понравились, особенно, почему-то, рейновы дочки раздражали, Гривнова-Логе я буду вспоминать на смертном одре, чтобы не так жалко было расставаться с жизнью. Наименьшее внутреннее сопротивление вызвал у меня Альберих-Лейферкус, который поёт, конечно, соответственно возрасту, но как-то музыкален и соотносится с оркестром, играл, опять же, очень хорошо. Впрочем, я сужу со своей белькантовой колокольни, возможно, с точки зрения вагнерианца картина была иной. Справедливости ради надо сказать, что два с половиной часа без перерыва прошли весьма живенько, возможно, этому поспособствовало мое абсолютное невежество, поскольку я не удосужилась даже просмотреть либретто. Так или иначе, я рада подвернувшейся возможности и тому, что при слове "Вагнер", помимо берета и Байройта, у меня будут и другие ассоциации.