January 13th, 2019

uspic1

.

Посетила Филармонию-2

.
Прилагавшаяся к концерту программка напоминает слушателю, что "Щелкунчик" написан композитором между "Пиковой дамой" и Шестой симфонией, "что не могло не сказаться". Исходя из этой посылки, автор статьи так подытоживает рассказ о символике балета: "В ряде исследований последних лет высказывается идея, что "Щелкунчик" - это сочинение из того же ряда, балет о смерти и бессмертии, а всё, что случается с героиней, происходит в некоем ином мире. Возможно, снежная буря - метафора перехода из земной жизни в другое состояние, а Конфитюренбург - это некая модель райской жизни". Откровенно признаться, искусствоведческие рассуждения вгоняют меня порой в ступор, подобный тому, в какой впал персонаж "Театрального романа", не понимавший, зачем, чтоб поздороваться с героиней, он пойдёт обходить вокруг стола, в то время как та стоит уже прямо перед ним. Энивей, памятуя о подобных трактовках и предыдущих встречах с Юровским в концертном зале, я побаивалась, что любимец продвинутой публики устроит из новогоднего балета какую-нибудь danse macabre. По счастью, этого не произошло, чем, кстати, не все были так как я довольны. Трясясь по дороге к метро в филармоническом автобусе, я подслушала разговор завсегдатаев, сводившийся к тому, что вот "Лебединое" - это было круто и действительно необычно, а сейчас... мило, да, но ничего нового не внёс в дело охоты. Я ещё не настолько пресытилась происходящим, чтобы стать стороником новизны ради новизны, да и сравнить мне, собственно, не с чем, но я не понимаю, зачем искать новые смыслы, если старые далеко не исчерпаны. Меня лично вполне устраивает растиражированная за века и вполне банальная идея об уме души и сердца и обретении счастья через самоотречение и верность. Если же хочется религиозного подтекста, то, конечно, можно отыскать и его, но это будет, по-моему, скорее не зимне-рождественский, а пасхальный вариант. Мне было очень жаль, что Юровский, попросивший присутствовавших не аплодировать в первом акте, устроил из второго череду эффектных номеров, сопровождавшихся бурной реакцией публики как меж ними, так и в каждой паузе. Поскольку именно там, как мне показалось, есть что-то от чувства, воплощенного в знаменитой цитате из Иоанна Златоуста: "Смерть, где твоё жало, ад, где твоя победа? Воскрес Христос и торжествует жизнь".
Впрочем, как  несколько суконно, но вполне справедливо замечено в вышеуказанной статье, "гениальная музыка Чайковского, так же как и самая поэтичная сказка Гофмана, поистине неисчерпаема" и любой желающий может поискать своих впечатлений в опубликованной на Меломане записи. Не думаю, что она куда-либо исчезнет, а если и так - дубликаты лежат уже на всех углах.